Поиск по этому блогу

суббота, 19 мая 2018 г.

Наука и Здравомыслие ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ / 1. ВВЕДЕНИЕ / Неврологические механизмы экстенсионализации


Неврологические механизмы экстенсионализации

Есть особенно широкое обобщение - и мы его уже касались - которое опытным путём показывает фундаментальную разницу между традиционными, аристотелевыми, интенсиональными, и новыми не-аристотелевыми, экстенсиональными ориентированиями, и во многом резюмирует радикальные отличия между двумя этими системами. Это вопрос интенсии (интенции) и экстенсии. Аристотель и его последователи даже сегодня понимают разницу между интенсией и экстенсией, но они рассматривают проблему абстрактно , не применяя её к живым человеческим реакциям, как к живым реакциям, которые могут быть в основном интенсиональными или в основном экстенсиональными. Тем кому интересно, я рекомендую обратиться к любому учебнику по 'логике' за материалами об 'интенсии' и 'экстенсии'.

Разницу можно показать, дав примеры 'определений'. 'Определение' по интенсии даётся с помощью 'свойств'. Например, мы можем вербально 'определить' 'человека' как 'беспёрое двуногое', 'рациональное животное', или ещё как-либо, без разницы, потому что перечисление 'свойств' не может охватить 'все' характеристики Смита1, Смита2, и т.д., и их взаимоотношений.

По экстенсии 'человек' 'определяется' проявлением класса индивидуумов, который составляют Смит1, Смит2, и т.д.

На поверхностный взгляд эта разница может показаться неважной, но это не так  в практическом применении в жизни. Здесь вступают более глубокие проблемы неврологических механизмов. Если мы ориентируемся в основном по интенсии или по вербальным определениям, наши ориентирования в основном полагаются на кортикальную область (область коры головного мозга). Если мы ориентируемся по фактам, такой тип ориентирования в силу необходимости следует естественному порядку оценки, и включает таламические факторы, автоматически вводя кортикально задержанные реакции. Другими словами, ориентирования по интенсии, как правило, учат нашу систему, разделяя функции кортикальных и таламических областей; ориентирования по экстенсии, предполагают интеграцию кортико-таламических функций.

С точки зрения неврологии, вышесказанное - элементарно. Проблема в том, что этот кусочек знаний не применяется на практике. Неврологи, психиатры, и т.д., отнеслись к этим проблемам лишь 'абстрактно', 'академически' и отрешённо, совсем позабыв о том, что живые человеческие реакции зависят от работы нервной системы человека, и эта зависимость неразрывна. Не удивительно, что 'философы', 'логики', математики, и т.д. пренебрегают фактором работы нервной системы, когда даже неврологи и психиатры ориентируются 'абстрактно' по вербальным выдумкам.

Удивительно, как мало мы применяем из того, что знаем. Вспоминается древняя персидская пословица: "Учиться, учиться и не делать то, чему научился - всё равно, что не посеяв, пахать и пахать". В новой, современной не-аристотелевой системе нам необходимо не только знать элементарные факты современной науки, включая нейро-лингвистические и нейро-семантические исследования, но и применять их. Собственно, весь переход от аристотелевой к не-аристотелевой системе зависит от смены отношения от интенсии к экстенсии, от макроскопических к субмикроскопическим ориентированиям, от 'объективных' к процессуальным ориентированиям, от субъектно-предикатных к относительным оценкам, и т.д.  Этот процесс требует усилий и, порой, занимает месяцы само-дисциплины перед тем как взрослый человек приходит к общему применению этих новых методов; дети, как правило, не испытывают особых трудностей.

Если этому не обучать, то применять это не получится. В связи с этим печально иметь дело с людьми компетентными в коллоидных и квантовых областях, которые, сняв лабораторные фартуки, сразу возвращаются к двусторонним, аристотелевым ориентированиям, и прекращают вести себя научно, адекватно 1941 году. Во многом им приходится хуже, чем 'человеку с улицы', из-за того, как чётко они разделяют их научные и жизненные ориентирования. Не смотря на то, что они работают в бесконечносторонней, не-аристотелевой области, даже им нужно учиться применять их научные не-аристотелевы методы к жизненным проблемам.

Эмпирически, обучение этим новым методам имеет далеко идущие последствия. Интеграция функций кортикальных и таламических областей способствует лучшему функционированию желёз, органов, и т.д. Общая семантика - это не медицина, но нам понятно, почему не-аристотелевы, экстенсиональные таламо-кортикальные методы способствуют стабилизации и даже - как показывают эмпирические результаты исследований моих коллег психиатров - оказывают влияние на психосоматику.

воскресенье, 13 мая 2018 г.

Наука и Здравомыслие ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ / 1. ВВЕДЕНИЕ / Отождествления и неверная оценка


Отождествления и неверная оценка

Проблема общего отождествления - это большая проблема, которую, по-видимому, совсем не понимают, даже специалисты. Психиатрам известно, по их профессии, к каким последствиям ведут отождествления у их пациентов. Но даже психиатры не осознают, насколько распространены отождествления в повседневной жизни и какие проблемы они приносят.

Между тем, мы живём в мире, в котором не-тождественность имеет столь же общий характер, что и гравитация, и поэтому каждое отождествление неизбежно ведёт к относительно неверной оценке. В четырёхмерном мире, где у каждой геометрической точки есть дата, даже 'электрон' в разные даты не тождественен сам себе, потому что субмикроскопические процессы, которые происходят в этом мире, нельзя остановить; только преобразовать. Мы, тем не менее можем, с помощью экстенсиональных и четырёхмерных методов перевести динамическое в статическое и наоборот, и за счёт этого определить схожесть структуры между языком и фактами, чего нельзя было добиться аристотелевыми методами. К сожалению, даже современные физики не могут понять эти простые факты.

Для того чтобы донести эту мысль своим студентам, я пользуюсь следующей процедурой. На своих семинарах я договариваюсь с одной из студенток о демонстрации, о которой класс не знает ничего. Во время лекции, я вызываю её к платформе и передаю ей коробок спичек, который она неосторожно берёт и роняет на стол. Затем я начинаю на неё ругаться, называть её всякими словами, стараясь показать, что я злой, машу кулаками перед её лицом, а потом, размашистым жестом, я даю ей лёгкую пощёчину. Увидев эту 'пощёчину', как правило, девяносто процентов студентов вздрагивает, а десять процентов не проявляют заметной реакции. Эти десять процентов увидели то, что увидели, но задержали свои оценки. После этого я объясняю студентам, что их вздрагивание - это оценка организма, принципаиально очень губительная, потому что они отождествили увиденные факты с их собственными суждениями, убеждениями, догмами, и т.д. Таким образом, их реакции были совершенно не обоснованными, потому что то, что они видели оказалось лишь научной демонстрацией механизма отождествления, и такого отождествления я ожидал.

пятница, 11 мая 2018 г.

Наука и Здравомыслие ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ / 1. ВВЕДЕНИЕ / О недопониманиях в теориях 'значения'


О недопониманиях в теориях 'значения'

Многие путают, в своей основе, понятия прежней 'семантики', связанной с теориями вербальных 'значений' определениями слов словами, и сегодняшней теории 'общей семантики', в которой мы имеем дело с нейро-семантическими и нейро-лингвистическими жизненными реакциями Смита1, Смита2, и т.д., в качестве их реакций на нейро-семантические и нейро-лингвистические среды в качестве среды.

Сегодняшние теории 'значения' спутаны, сложны для понимания, в конечном счёте безнадёжны и, скорее всего, пагубны для здравомыслия человека. За последнее время в США некоторые участники прогрессивных образовательных движений много писали о 'референтах' и 'операциональных' методах, теоретически, основываясь на словесности. Давайте рассмотрим некоторые факты и посмотрим на то, как теории референтов и операциональных методов вписываются в человеческие оценки. Вот, например, Смит1, который посредством семейных, социальных, экономических, политических, и т.д., условий стал 'душевнобольным'. Смит1, в итоге, в заурядной манере, убивает Смита2. С человеческой точки зрения, это очень сложная и трагичная ситуация. Давайте объясним её с точки зрения референтов и операций. Тело и сердце Смита2, рука Смита1, нож, и т.д., вполне приемлемые референты. То, что Смит1 схватился за нож и ударил им в сердце Смита2, а Смит2 упал и по его ногам пошли судороги, весьма допустимые операции. Но, где здесь человеческая оценка? Где заинтересованность в 'здравомыслии' или 'безумии'? Мы имеем дело с одной из глубочайших человеческих и социальных трагедий, которая, в этом случае, включает не только убийство Смита2 Смитом1, но и больную, несчастную жизнь Смита1, включая всё, с чём она связывается, о которой нам нужно начинать беспокоится, если мы считаем себя людьми, а не обезьянами.

Такой пример, конечно, преувеличен и упрощён, но он показывает принципы. Однако, добавление таких методов - не адекватных условиям проведения оценки и, человеческим ценностям - к стандартам обучения оказывает определённые дурные влияния, среди прочих, на 'секс' в жизни учащихся. Многих из них учат ориентироваться только по референтам и операциям, и из-за этого простое физиологическое исполнение часто отождествляется со зрелой любовью в жизни, и т.д., и служит причиной несчастья в браке, промискуитета и других падений стандартов в культуре и этике человека.

Поэтому теории 'значения', или того хуже - 'значения значения', основанные на 'референтах' и 'операциональных' методах, не подходят для описания человеческих ценностей, и тем не менее, они оказывают влияние на нервную систему человека.

В том, что цивилизованному обществу нужна некая зрелая 'мораль', 'этика', и т.д., нет сомнений. В общей теории оценки и здравомыслия нам стоит серьёзно подходить к таким проблемам, если мы вообще хотим быть здравомыслящими людьми. Теория и практика показывают, что здоровые, уравновешенные люди естественно придерживаются нормам 'морали' и 'этики', если их условия не извратили их типы оценки. В общей семантике мы не 'проповедуем' 'мораль' или 'этику' как таковые, а обучаем людей осознанности абстрагирования, осознанности многопорядковых механизмов оценки, относительным ориентированиям, и т.д., что способствует кортико-таламической интеграции, а затем, в результате этого, 'мораль', 'этика', осознанность социальной ответственности, и т.д., следуют автоматически. К сожалению, наши образовательные системы не осведомлены, или даже склонны отвергать, такие вопросы связанные с нейро-семантикой и нейро-лингвистикой. За нашими образовательными системами печально наблюдать.

Я бы хотел порекомендовать читателям ознакомиться с Apes, Men and Morons (рус. Обезьяны, Люди и Идиоты) и Why Men Behave Like Apes (рус. Почему Люди Ведут Себя как Обезьяны), авторства Эрнеста Хутена, The Mentality of Apes (рус. Мышление Обезьян) Вольфганга Кёлера, The Social Life of Monkeys and Apes (рус. Социальная Жизнь Макак Обезьян) Солли Цукермана и с другими исследованиями подобного рода. Это может помочь им яснее понять, как образование аристотелева типа ведёт к губительным, макроскопическим, жестоким, животноподобным типам ориентирования, которые сегодня рассматриваются как не адекватные человечности. Они плодят всяческих 'фюреров', таких как Гитлер, Муссолини, Сталин, и т.д., в областях политики, финансов, промышленности, науки, образования, и даже СМИ, и т.д., и при этом считается, что они представляют 'весь' человеческий мир. Такие бредовые идеи деструктивно влияют на человеческую культуру и во многом виновны в её общей 'отсталости', о которой сегодня говорят антропологи.