Поиск по этому блогу

четверг, 13 июля 2017 г.

Dare to Inquire Глава 20 'Смыслы' жизни / Трансформация вопроса



Трансформация вопроса

Для того чтобы избавиться от теней сверхъестественного, не- теистическим гуманистам необходимо найти пути к отрытому воздуху и солнечному свету естественно значимой жизни. В этом могут помочь некоторые формулировки общей семантики. Давайте воспользуемся ими, чтобы провести обще-семантическую трансформацию вопроса “В чём смысл жизни?(англ. What is the meaning of life?).

Начнём с того, что вспомним о понятии оценочной реакции, чтобы рассматривать себя как организм-как-целое-в-среде, реагирующий на жизнь с точки зрения её смысла, значения, значительности, и т.д. Никакой смысл, значение, значительность, которые вы испытываете, не даётся ничем другим, как вашей индивидуально-абстрагирующей, оценивающей нервной системой. Когда мы говорим о смысле чего-либо, мы чётко подразумеваем что-то вне нас. Мы в крайней степени склонны проецировать и относить источники смысловза пределы самих себя. Поэтому я воспользуюсь экстенсиональным приёмом, одинарными кавычками, для термина смысл, чтобы предупредить себя о том, что подразумевается. Таким образом вопрос превращается в: В чём смысл жизни?(англ. What is the meaning of life?).

Для того чтобы избавиться от “есть отождествления”, которое может затенить роль абстрагирующего человека, я изменю вопрос на: Как я (вы, и т.д.) определяю смысл жизни? (англ. How do I (you, etc.) define the ‘meaning’ of life?) Помимо этого, я ставлю смысл в форму множественного числа, чтобы показать, что может существовать более одного смысла как в одном индивидууме, так и среди многих. Теперь мы можем проиндексировать различные смыслы и таким образом быть открытыми новым возможностям. Вопрос трансформируется в: Как я (вы, и т.д.) определяю смысл(ы) жизни?(англ. How do I (you, etc.) define the ‘meaning(s)’ of life?).

Индивидуум может быть склонен предполагать, что остальное человечество в точности разделяет его или её индивидуальные смыслы, значения, и т.д. Бывает легко забыть, что человек создаёт свои смыслы для себя, а не для некоего усреднённого Мужчины или Женщины. Для того чтобы акцентировать этот индивидуальный аспект осмысления (создания смысла), мы можем уточнить, о чьей жизни мы говорим, добавив “моей”, “для меня”, и т.д. Отсюда, Как я определяю смыслы моей жизни?(англ. How do I define the meanings of my life?).

В вопросе о смысле жизни (англ. the meaning of life) мы также можем подвергнуть вопросу всеобъемлемость определённого артикля the (в некоторых случаях переводится на русский как “именно тот”, “тот самый”, и т.д.), который может заставить подразумевать абсолютистский ответ. Мы можем заменить его неопределённым артиклем a или словом “некоторый”, и получим: Как я определяю некоторые смыслы моей жизни?(англ. How do I define some meanings of my life?).

Признавая мир и нас самих как процессы, мы можем применить к вопросу датирование, и получим: Как я определяю некоторые смыслы моей жизни сейчас?(англ. How do I define some meanings of my life right now?).

Для того чтобы усилить степень экстенсиональности, можно заменить существительное “смысл(ы)” формой прилагательного (причастия), чтобы определить более действенные существительные, такие как “цели” или “назначения”. Замена “определяю” другими глаголами тоже может сориентировать вопрос в направлении действия: Как я могу найти / создать более осмысленные (для меня) цели в моей жизни сейчас?(англ. How can I find / create more meaningful (for me) goals in my life right now?).

В этом примере обще-семантических трансформаций вселенский вопрос о смысле жизни спускается на землю. Теперь в нём есть потенциал не только пялиться в пустоту, но и создать экстенсиональную мотивацию к осмысленным действиям.

пятница, 7 июля 2017 г.

Наука и здравомыслие ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ / Оглавление



Оглавление

Editor's Note   Lance Strate

Series Editor's Note   Corey Anton

Foreword to the Second Edition Bruce I. Kodish

A Selection from the Preface to the Fifth Edition of Science and Sanity    Robert R Pula

Author's Note

Note to Teachers and Group Leaders

Quotations

Abbreviations

1.     Introductory

2.    ТЕРМИНОЛОГИЯ И ЗНАЧЕНИЯ
О семантических реакциях
О не-произносимом уровне объекта
Об 'уподоблении' в наших нервных реакциях

3.    On Structure

4.    General Linguistic and Symbolism

5.    On Function

6.    On Order

7.    On Relations

8.    On the Notions of'Matter/ 'Space/ and Time'

9.    Mathematics as a Language of a Structure Similar to the Structure of the World

10.  Mathematics as a Language of a Structure Similar to the Structure of the Human Nervous System

11. On the Foundation of Psychophysiology

12.  On Abstracting

13.  On the Structural Differential

14.  On 'Consciousness' and Consciousness of Abstracting

15.  Higher Order Abstractions

16.  On the Mechanism of Identification and Visualization

17.  On Non-Aristotelian Training

18.  On Infantilism in Adults

19.  Concluding Remarks

Appendix I: Difference between the Aristotelian and Non-Aristotelian systems

Appendix II: Table of Contents, Fifth Edition of Science and Sanity

Supplement: Colloidal Behavior

Index

Наука и Здравомыслие ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ / 2. ТЕРМИНОЛОГИЯ И ЗНАЧЕНИЯ / Об ‘уподоблении’ в наших нервных реакциях



Об уподоблении в наших нервных реакциях

Мне пришлось выбрать термин уподобление после долгих размышлений. Его стандартное значение предполагает воспроизведение модели; его можно применять даже к механическим процессам, и не смотря на то, что он не исключает, оно притом не обязательно включает сознательное уподобление. Многие не понимают, насколько значительную роль уподобление играет в высших животных и в человеке.

Некоторые характеристики  врождённые, другие  приобретённые. Давным давно, Даглас Сполдин провёл эксперименты с птицами. Недавно вылупившихся птиц поместили в небольшие коробки, которые не давали им расправить крылья или увидеть других птиц в полёте. В период, когда птицы обычно начинают летать, их высвободили, и они начали летать сразу и без проблем, и это показало, что функция полёта у птиц  врождена. Другие эксперименты проводил Скотт, чтобы узнать было ли характерное пение иволги врождённым или приобретённым. Иволг, сразу после того, как они вылупились, держали вдали от родителей, и в определённый период они начинали петь, но мелодия их пения отличалась от родительской. Таким образом, пение оказалось врождённой характеристикой, но особая мелодия зависела от уподобления родителям, и поэтому это приобретённая характеристика.

В наших человеческих реакциях, речь, в целом, это врождённая характеристика, но то, какой особый язык или какую особую структуру языка мы приобретаем, зависит от среды и от уподобления  часто от неосознанного и поэтому некритического уподобления. Что касается уподобления животным в наших нервных реакциях, это достаточно простая проблема. Самоанализ, достаточно тяжёлое занятие, требующее серьёзного и эффективного мышления, был невозможен на примитивной стадии. Уподобление родителям во многих отношениях началось задолго до появления человека, который естественно продолжает эту практику по сей день. Результаты, таким образом, тесно связаны с реакциями стадии до появления человека, передающимися от поколения к поколению. На данный момент для нас наиболее важной формой уподобления животным становится уподобление сравнительной безусловности их условных рефлексов, или условности низкого порядка; животное отождествление или спутывание порядков абстракций, и недостаток осознанности абстрагирования, что, будучи естественным, нормальным и ожидаемым у животных, становится источником нескончаемых семантических беспокойств для человека. Больше объяснений об уподоблении будет приведено далее.

Стоит также заметить, что в силу того, какова нервная система и история её развития, чем более осознающим становился организм, тем более это уподобление становилось неврологической необходимостью, что можно наблюдать на примере попугаев и человекоподобных обезьян. В случае человека, из-за недостатка осознанности абстрагирования, его способности к уподоблению тоже стали более ярко выраженными и часто губительными. Даже примитивный человек и ребёнок достаточно умны, чтобы наблюдать и уподобляться, но не достаточно информированы о расовом опыте, который обычно называют наукой, который для них не существует, чтобы отличать реакции на психологических уровнях животных от типичные отклики, которые должны быть у человека с его более сложной нервной системой. Только анализ структуры и семантических реакций, которые приводят к осознанности абстрагирования, могут освободить нас от этого неосознанного уподобления животным, которое, стоит повторить, должно быть патологическим для человека, потому что оно уничтожает жизненно важный регулирующий фактор в человеческих нервных и с.р, и тем самым вредит всему процессу. Этот фактор не просто аддитивен, то есть, когда он вводиться и накладывается на любой отклик нервной системы человека, которая позволяет его наложить, вся реакция фундаментально меняется в полезную сторону.

http://gs-rus.blogspot.com/2017/07/2.html